Меню

Обзор судебной практики за апрель‑июнь 2021 года

7 июля в 21:21 Просмотров: 9

Конституционный Суд Российской Федерации

Постановление Конституционного Суда РФ от 13 апреля 2021 г. № 13-П
«По делу о проверке конституционности статьи 22, пункта 2 части первой статьи 24, части второй статьи 27, части третьей статьи 246, части третьей статьи 249, пункта 2 статьи 254, статьи 256 и части четвертой статьи 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.И. Тихомоловой».

Конституционный суд РФ указал, что неявка потерпевшего по делу частного обвинения в суд без уважительных причин является основанием для прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по причине отсутствия события преступления, а не в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Гражданка А.И. Тихомолова оспаривает конституционность статьи 22, пункта 2 части первой статьи 24, части второй статьи 27, части третьей статьи 246, части третьей статьи 249, пункта 2 статьи 254, статьи 256 и части четвертой статьи 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в части противоречия статьям 15, 17–19, 21, 23, 45, 46, 49, 52, 55, 118 и 123 Конституции Российской Федерации поскольку позволяют в связи с неявкой частного обвинителя прекратить уголовное дело за отсутствием в деянии состава преступления без рассмотрения по существу доводов подсудимого об отсутствии события преступления и нарушают тем самым ее право на судебную защиту.

Конституционный Суд РФ проверил оспариваемы заявителем нормы
Уголовно-процессуального кодекса РФ и пришел к выводу, что основания прекращения дела за отсутствием события и за отсутствием состава нетождественны и не могут подменять друг друга, так как влекут разные правовые последствия. В первом случае гражданин больше не привлекается к какой-либо юридической ответственности, во втором - его можно привлечь к дисциплинарной, административной или гражданской ответственности. После отказа частного обвинителя от обвинения событие преступления не может считаться установленным. Прекращение же дела за отсутствием состава порождает для подсудимого возможность наступления для него негативных последствий, что нарушает его право на судебную защиту. Подсудимые ставятся в неравное положение в зависимости от явки или неявки частного обвинителя.

Таким образом, Конституционный суд РФ признал пункт 2 части первой
статьи 24, часть вторую статьи 27, часть третью статьи 249 и пункт 2 статьи 254 УПК Российской Федерации не соответствующими статьям 17 (часть 3),
19 (часть 1), 46 (часть 1), 49 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой на их основании в системе действующего правового регулирования неявка частного обвинителя в суд без уважительных причин влечет применение такого основания для прекращения уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления. В Уголовно-процессуальный кодекс РФ должны быть внесены необходимые изменения, а до этого момента суды должны прекращать такие дела за отсутствием события преступления. Судебные решения по делу заявительницы должны быть пересмотрены

Постановление Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П
«По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона
«О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина
И.И. Ревкова».

Конституционный суд РФ указал на возможность изымать единственное пригодное для постоянного проживания и принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его часть) при определенных условиях.

Гражданин И.И. Ревков считает, что абзац второй части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса РФ и пункт 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) взаимосвязанные оспариваемые законоположения противоречат статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 35 (части 1 и 3), 45, 46 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они распространяют имущественный (исполнительский) иммунитет на жилое помещение, принадлежащее признанному несостоятельным (банкротом) гражданину должнику, приобретенное им в собственность после возбуждения исполнительного производства о взыскании долга в пользу гражданина взыскателя и по объективным характеристикам (параметрам) значительно превышающее разумно достаточное для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище.

Суды не согласились с утверждением заявителя о возможности обращения взыскания на квартиру площадью 110,3 кв.м, которую должник приобрел
в 2009 году за сумму, намного превышающую размер его долга перед заявителем, уже после вынесения судом решения о его взыскании и возбуждения в 2006 году исполнительного производства. Определением от 12 января 2021 года судья Верховного Суда Российской Федерации отказал в передаче кассационной жалобы И.И. Ревкова для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В 2012 году Конституционный Суд РФ уже принимал постановление по указанному вопросу, где предписал законодателю внести соответствующие изменения, чтобы обеспечить баланс интересов должников и кредиторов и определить разумные пределы действия иммунитета на изъятие единственного жилья у должников, т.к. подобное ограничение не должно распространяться на помещения, размеры которых превышают средние показатели, а стоимость - достаточна для удовлетворения требований кредитора. За 9 лет эти изменения так и не были внесены.

Конституционный Суд РФ признал абзац второй части первой
статьи 446 Гражданского процессуального кодекса РФ и пункт 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) не противоречащими Конституции Российской Федерации. Однако данные законодательные нормы не могут служить основанием для полного запрета изымать единственное жилье у должников. Суды могут обращать взыскание на жилье должников при соблюдении ряда условий:

         должника нельзя оставить без жилища площадью не меньше, чем предоставляется по соцнайму;

         должника нельзя выселить в другое поселение, если он сам на это не согласен;

         должно быть учтено соотношение рыночной стоимости жилого помещения с величиной долга, поскольку изъятие единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения имеет смысл именно как способ удовлетворения требований кредиторов, а не как наказание должника.

Замещающее жилье должнику может предоставить кредитор в порядке, который установит суд. Также надо проверять наличие злоупотреблений при приобретении жилья после даты присуждения долга.

Конституционный Суд РФ указал, что у законодателя сохраняется обязанность внесения в законодательство надлежащих изменений. Судебные решения в отношении заявителя должны быть пересмотрены.

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2021 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности абзаца третьего пункта 42.1, пунктов 44 и 45 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов, а также формулы 3 приложения № 2 к данным Правилам в связи с жалобой гражданки В.Н. Шестериковой».

Конституционный суд РФ указал, что собственники не обязаны платить за неотапливаемые общие места, которые обогреваются преимущественно за счет теплоотдачи от помещений с индивидуальным отоплением, если таких помещений в доме большинство.

В многоквартирном доме с централизованным отоплением большая часть помещений была переведена на автономное отопление. По показаниям коллективного (общедомового) прибора учета тепловой энергии (далее – ОДПУ) автономным собственникам начислялась плата за отопление мест общего пользования, хотя в них не было отопительных приборов. Пользователь автономной квартиры не смогла оспорить в судах такой порядок начисления платы и обратилась в Конституционный Суд РФ.

По мнению В.Н. Шестериковой, оспариваемые нормативные положения не соответствуют статьям 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 35 (части 1 и 2), 40 (часть 1) и 55 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку обязывают собственников жилых помещений в многоквартирном доме, которые перешли на отопление с использованием индивидуальных источников тепловой энергии, нести расходы, связанные с потреблением тепловой энергии в целях содержания общего имущества многоквартирного дома, хотя места общего пользования в таком доме не имеют отопительных приборов и иных теплопотребляющих элементов системы отопления, тем самым понуждая этих лиц оплачивать фактически не оказанную им услугу.

Конституционный Суд РФ признал не противоречащими Конституции РФ нормы, которые обязывают даже автономных собственников платить за общедомовое тепло. Плата за него начисляется исходя из приходящейся на их помещение доли от общего объема тепла, потребленного на содержание общего имущества по показаниям ОДПУ. Ранее Конституционный Суд РФ уже выразил позицию, согласно которой автономные собственники не освобождаются от оплаты энергии, поступающей по централизованным сетям.

Однако спорный порядок оплаты не соответствует Конституции в той мере, в какой обязывает собственников платить за неотапливаемые общие места, которые обогреваются преимущественно за счет теплоотдачи от помещений с индивидуальным отоплением, если таких помещений в доме большинство. Спорные нормы о безусловном и недифференцированном начислении платы за общедомовое тепло не учитывают, что жильцы, потратившись на газовые котлы и их регулярное обслуживание, опосредованно отапливают общие помещения и дом в целом и при этом несут дополнительные расходы на отопление общих мест. Это нарушает конституционный принцип равенства при распределении общедомовых расходов.

Правительству РФ необходимо внести изменения в начисление платы за тепло, которые бы учитывали опосредованный обогрев общих помещений от индивидуальных источников энергии. До этого сохраняется прежний порядок расчета платы за отопление. После внесения изменений заявительница может потребовать компенсацию.

Постановление Конституционного Суда РФ от 13 мая 2021 г. № 18-П
«По делу о проверке конституционности части третьей статьи 131 и статьи 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также пункта 30 Положения о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением дела арбитражным судом, гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Э.Р. Юровских
».

Конституционный Суд РФ обязал федерального законодателя внести изменения в порядок и размеры возмещения процессуальных издержек при вынесении следователем (дознавателем, прокурором) постановления о возмещении расходов потерпевшего на выплату вознаграждения его представителю по уголовному делу, прекращенному по нереабилитирующему основанию, и предусмотреть правовой механизм индексации сумм такого возмещения.

У гражданки Э.Р. Юровских при родоразрешении погибли двое ее детей, а новорожденной дочери причинен вред здоровью. В результате неоднократных обращений возбуждено уголовное дело о халатности, по которому гражданка признана потерпевшей. Для защиты своих прав и прав дочери она заключила соглашение об оказании услуг адвоката. Позднее уголовное дело было прекращено в связи со смертью подозреваемого. Гражданка обратилась в суд за возмещением процессуальных издержек в виде расходов на адвоката, однако в принятии заявления ей отказали, поскольку оно не рассматривается в порядке гражданского судопроизводства. Нужно обращаться к следователю согласно УПК РФ.

Сначала гражданке было отказано в возмещении издержек. Суд признал отказ неправомерным. Затем выносилось несколько постановлений с разными суммами возмещения, однако суд посчитал их незаконными и необоснованными. В одном случае не были учтены объем и сложность дела, в другом – ошибочно применены нормы о расчете вознаграждения адвоката, выступающего в качестве защитника по назначению, поскольку гражданка заключила соглашение об оказании услуг. Также не было разрешено требование об индексации издержек. Потерпевшая считает, что регулирующие порядок возмещения издержек нормы УПК РФ и Положения о возмещении процессуальных издержек не соответствуют Конституции РФ, поскольку они в случае прекращения уголовного дела на досудебной стадии по нереабилитирующему основанию исключают возможность обратиться непосредственно в суд за возмещением понесенных в ходе предварительного расследования издержек, не предусматривают индексации этих сумм и не закрепляют предельных сроков рассмотрения ходатайства об их возмещении. Конституционный Суд РФ встал на сторону гражданки.

Наделение следователя полномочием вынести постановление о выплате процессуальных издержек, если дело прекращено на стадии предварительного следствия, направлено на защиту прав потерпевшего. Подходы следователя и потерпевшего к оценке оправданности расходов на представителя могут быть противоположными, несмотря на то, что оба субъекта относятся к одной стороне в уголовном судопроизводстве – стороне обвинения. Под сомнением также объективность следователя, когда он должен оценить расходы, понесенные в связи с обжалованием его же постановлений.

Суд не вправе определять сумму расходов на представителя. Он может лишь указать следователю на его ошибки и обязать устранить нарушения. Это удлиняет процесс восстановления нарушенных прав потерпевшего и вынуждает его нести дополнительные затраты на ведение нового судебного разбирательства. Издержки должны индексироваться. Отказ следователей и судов рассматривать вопрос об индексации также нарушает права потерпевшего.

Законодателю следует пересмотреть оспоренные нормы. До введения поправок все необходимые и оправданные расходы должны возмещаться в полном объеме с учетом индексации за счет федерального бюджета по постановлению следователя, а в случае его обжалования – по решению суда. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданки Э.Р. Юровских, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Постановление Конституционного Суда РФ от 17 мая 2021 г. № 19-П
«По делу о проверке конституционности части 11 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» и части 2 статьи 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки И.А. Никифоровой».

Конституционный суд РФ указал, что наличие у нескольких одиночных пикетов единого замысла и общей организации само по себе не может служить достаточным доказательством того, что они являются завуалированной (скрытой) формой проведения единого публичного мероприятия.

Суды привлекли гражданку к административной ответственности за организацию несогласованного публичного мероприятия под видом одиночных пикетов, которые она проводила в течение нескольких дней по часу. Доказать, что это были действительно одиночные акции, для которых не требуется предварительное согласование, гражданка не смогла. Суды указали, что пикеты только формально подпадали под признаки одиночных, но были объединены единым замыслом и общей организацией. Ранее Конституционный Суд РФ признал не противоречащей Конституции РФ норму, позволяющую признать серию таких пикетов одним коллективным мероприятием, требующим предварительного уведомления.

Однако на этот раз Конституционный Суд РФ признал эту норму неконституционной, так как суды допускают ее расширительное толкование, что недопустимо. Они распространили ее на пикеты, проводившиеся не одновременно, а поочередно в течение нескольких дней одним человеком. Суды должны устанавливать не только единый замысел и общую организацию одиночных пикетов, но и одновременность их проведения. Лишь когда пикеты проводятся одновременно и территориально тяготеют друг к другу, а их участники используют похожие наглядные средства агитации и выдвигают общие требования и призывы, только тогда они могут признаваться коллективным мероприятием. Дело заявительницы подлежит пересмотру.

Постановление Конституционного Суда РФ от 24 мая 2021 г. № 21-П
«По делу о проверке конституционности части первой статьи 293 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р.В. Величенко».

Конституционный суд РФ указал, что при привлечении к уголовной ответственности в том случае если моральный ущерб причинен не в крупном размере необходимо выяснять какие охраняемые законом права и интересы помимо экономически значимых были нарушены.

По халатности госрегистратора была зарегистрирована сделка
по купле-продаже земельного участка, продавцом которого выступил не собственник, а его полный тезка. Уголовное преследование в связи со смертью чиновника было прекращено. Его брат не смог добиться реабилитации, так как суды усмотрели существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего в том, что он был лишен правомочий собственника. Заявитель обратился в Конституционный Суд РФ с просьбой оценить норму, которая позволяет привлечь должностное лицо к уголовной ответственности, если причиненный им ущерб не считается крупным (менее 1,5 млн. руб.).

Конституционный Суд РФ счел, что оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, предусматривая достаточное условие для привлечения к уголовной ответственности за халатность – крупный ущерб, превышающий 1,5 млн руб. Однако в состав этого преступления включен не только материальный, но и иной неэкономический вред, и суд может также признать его существенным независимо от его денежной оценки. Но оспариваемая норма не позволяет привлечь к ответственности лишь на основании причинения существенного вреда правомочиям владения, пользования и распоряжения, образующим право собственности. За пределами стоимости объекта могут быть учтены и признаны существенными эстетическое, фамильное, социально-статусное значение имущества для потерпевшего. Эти обстоятельства должны быть установлены и доказаны. Дело заявителя подлежит пересмотру.

Постановление Конституционного Суда РФ от 25 мая 2021 г. № 22-П
«По делу о проверке конституционности пункта 8 части 1 статьи 6 Федерального закона «О персональных данных» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «МедРейтинг».

Конституционный суд РФ указал, что изменение или удаление персональных данных медицинского работника с официального интернет-сайта медицинской организации (например, в случае прекращения трудовых отношений с ним) влечет необходимость актуализации в разумные сроки и той информации, которая представлена на сторонних интернет-ресурсах.

По иску врача суды обязали сетевое СМИ удалить с рейтингового сайта персональные данные истицы и компенсировать ей моральный вред, причиненный негативными отзывами. Редакция СМИ сочла, что примененная норма неконституционна, так как позволяет суду произвольно оценивать баланс между неприкосновенностью частной жизни и свободой распространения информации, запрещать СМИ обрабатывать персональные данные медработника, которые в силу закона стали общедоступными, что препятствует работе журналиста и законной деятельности СМИ.

Конституционный Суд РФ признал норму не противоречащей Конституции. Она не требует согласия медработника на публикацию его персональных данных, если эти сведения ранее стали общедоступными и представляют публичный интерес. Медорганизация обязана информировать граждан о своей деятельности, медработниках, их образовании и квалификации. Этой обязанности корреспондирует право гражданина при выборе врача и медорганизации получить указанную информацию. Распространение сетевым изданием этих ранее раскрытых сведений не нарушает прав и свобод медработника. Однако данные надо актуализировать, если они были изменены или удалены с сайта организации. Редакция издания должна контролировать очевидно противоправные суждения или оценки, не относящиеся к профессиональной деятельности врача. Необходимо подтверждать их недостоверность, удалять, изменять или публиковать опровержение. В каждом случае суд должен проверять достаточность предпринятых мер по удалению или опровержению порочащих отзывов, чтобы доступными остались актуальные сведения, носящие непротивоправный характер. Дело заявителя должно быть пересмотрено.

С этим согласуется и практика Европейского Суда по правам человека. Так, в постановлении от 16 июня 2015 года по делу «Компания «Делфи АС» (Delfi AS) против Эстонии» Большая палата, не усмотрев нарушения статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод тем обстоятельством, что заявитель был привлечен к ответственности за комментарии, оставленные на его новостном сайте читателями, отметила следующее: комментарии содержали язык вражды (hate speech) и прямые призывы к физическому насилию, а значит, не находились под защитой Конвенции (§ 156); заявителю следовало принять незамедлительные меры по удалению таких явно противоправных комментариев, не дожидаясь обращения предполагаемого потерпевшего или иных лиц (§ 159). Напротив, в последующих делах Европейский Суд по правам человека обращал ключевое внимание на тот факт, что спорные комментарии не могли быть признаны явно противоправными, поскольку они определенно не разжигали ненависть к иным лицам и не содержали призывов к насилию; удаление таких комментариев владельцем (администратором) сайта в течение разумного времени после получения им обращения от пострадавшего лица являлось достаточной мерой (постановления от 2 февраля 2016 года по делу «Венгерская ассоциация провайдеров интернет-контента и компания Index.hu Zrt (Magyar Tartalomszolgaltatok Egyesulete and Index.hu Zrt) против Венгрии» и от 19 марта 2019 года по делу «Хейнесс (Hoiness) против Норвегии», а также решения от 7 февраля 2017 года по жалобе «Рольф Андеш Даниэль Пиль (Rolf Anders Daniel Pihl) против Швеции» и от 19 сентября 2017 года по жалобе «Тамиз (Payam Tamiz) против Соединенного Королевства»).

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 мая 2021 г. № 23-П
«По делу о проверке конституционности пункта 6 части 1 статьи 44, частей 1 и 3 статьи 47 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина
Ю.Г. Ефремова».

Конституционный Суд РФ рекомендовал федеральному законодателю в кратчайшие сроки урегулировать вопросы использования возможностей современного информационного пространства для официального опубликования муниципальных нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина.

Гражданин Ю.Г. Ефремов – бывший муниципальный служащий пытался обжаловать решение о перерасчете пенсии за выслугу лет, в результате которого размер его пенсии существенно снизился. Гражданин отметил, что решение не было опубликовано в районной газете, как это предусмотрено уставом муниципалитета. Нарушен порядок вступления в силу. Однако решение было обнародовано на стенде в читальном зале центральной районной библиотеки, на сайте администрации.
Не опубликование акта в районной газете связано с ограниченными бюджетными возможностями.

Суды не согласились с утверждением заявителя указав на то, что положения статьи 48 Устава не противоречат правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в том числе статьям 44 и 47 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», и прав и законных интересов Ю.Г. Ефремова не нарушают.

Гражданин обратился в Конституционный Суд РФ для проверки законодательных норм об определении уставом муниципального образования порядка официального опубликования (обнародования) и вступления в силу правовых актов. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения позволяют органам местного самоуправления не публиковать официально для всеобщего сведения муниципальные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, а потому не соответствуют статье 15 (часть 3) Конституции РФ.

Органы местного самоуправления уполномочены учреждать печатное СМИ для опубликования актов, обсуждения их проектов и т. п. Дополнительно акт может быть опубликован и на сайте муниципалитета (в официальном сетевом издании), однако он должен быть зарегистрирован как СМИ.

По объективным, в т. ч. финансовым, причинам муниципалитетам может быть затруднительно учреждение своего печатного издания. Для официального опубликования допускается использовать только официальное сетевое издание при наличии соответствующего решения федерального законодателя. При этом должно быть обеспечено право неограниченного круга лиц на доступ к информации.

Понятие «обнародование» используется в законе как дополнение или пояснение к понятию «официальное опубликование», но сами понятия не тождественны. Однако обнародование акта способом, отличным от официального опубликования в периодическом печатном издании, может рассматриваться в качестве достаточного условия для вступления этого акта в силу. Ранее Верховный Суд указал, что в исключительных случаях при отсутствии периодического издания для официального опубликования актов и при размещении акта в ином печатном издании либо его обнародовании нужно проверять, может ли население ознакомиться с его содержанием. Если такая возможность была обеспечена, то порядок опубликования акта не может признаваться нарушенным в связи с тем, то он размещен не в том печатном издании либо доведен до населения в ином порядке. В данном случае имело место обнародование на стенде в читальном зале центральной районной библиотеки, а также на сайте администрации.

Оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ, поскольку они, обязывая муниципальные образования в своих уставах определить порядок официального опубликования (обнародования) муниципальных актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, не предполагают вступления таких актов в силу без их официального опубликования.

Федеральному законодателю рекомендовано в кратчайшие сроки урегулировать вопросы использования для официального опубликования муниципальных актов возможностей современного информационного пространства. Может быть упрощен порядок признания за сайтами органов публичной власти статуса официального сетевого издания. Муниципалитеты вправе самостоятельно предусмотреть в интересах граждан также дополнительные способы обнародования своих документов. Судебные акты по административному исковому заявлению гражданина Ефремова Юрия Георгиевича подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Постановление Конституционного Суда РФ от 31 мая 2021 г. № 24-П
«По делу о проверке конституционности частей 1 и 11 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации, абзаца третьего пункта 40, абзацев первого и четвертого пункта 54 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов в связи с жалобой гражданки Т.П. Задубровской».

Конституционный Суд РФ обязал федерального законодателя закрепить на нормативном уровне зависимость размера платы за поставленные ресурсы прежде всего от объема их потребления, определяемого с помощью индивидуальных приборов учета.

Конституционность данных нормативных положений оспаривает гражданка Т.П. Задубровская – собственник жилого помещения в многоквартирном доме, подключенном к централизованным сетям теплоснабжения по независимой схеме, через индивидуальный тепловой пункт (ИТП). Дом оборудован общедомовым прибором учета тепловой энергии, большинство отдельных помещений в нем – индивидуальными приборами учета тепловой энергии.

Суды отказали Т.П. Задубровской в удовлетворении исковых требований к управляющей ее домом компании о перерасчете размера платы за коммунальную услугу по отоплению исходя из показаний индивидуального прибора учета тепловой энергии, о взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Суды, установив наличие в многоквартирном доме индивидуального теплового пункта, пришли к выводу о самостоятельном производстве в доме коммунальной услуги по отоплению и сочли правомерным взимание с заявительницы платы за эту услугу в размере, рассчитанном исходя из общей площади жилого помещения, а не на основе показаний индивидуального прибора учета.

Заявительница считает, что оспариваемые положения противоречат статьям 17 (часть 3), 19 (часть 1), 35 и 55 (часть 3) Конституции РФ, так как в том случае, когда многоквартирный дом присоединен к системе центрального теплоснабжения через индивидуальный тепловой пункт, а жилые и нежилые помещения в нем были оборудованы индивидуальными приборами учета тепла, но их сохранность в отдельных помещениях не обеспечена, с жильцов взимается плата за коммунальную услугу по отоплению не принимая во внимание показания индивидуальных приборов учета тепла, что лишает жильцов возможности самостоятельно выбрать способ справедливого распределения расходов на потребленный в доме в целом коммунальный ресурс.

Конституционный Суд РФ указал, что одно из оспариваемых положений – норма ЖК РФ – не противоречит Конституции РФ, так как не предполагает начисления платы без учета показаний счетчиков в домах с ИТП.

Однако Конституционный Суд РФ признал абзац третий пункта 40, абзацы первый и четвертый пункта 54 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов противоречащими статьям 17 (часть 3), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 3) и 55 (часть 3) Конституции РФ в части расчета платы исходя из распределения израсходованного на весь дом тепла между помещениями, если не все они оснащены счетчиками. Особенности определения размера платы за отопление зависят от наличия или отсутствия централизованного теплоснабжения, но его понятие нормативно не установлено. Это создает правовую неопределенность для расчета платы за отопление в домах с ИТП. Показания приборов учитываются только в домах, подключенных к централизованным сетям по зависимой схеме. Если дом присоединен по независимой схеме, через ИТП, а счетчики установлены не во всех помещениях, объем тепла определяется расчетным способом. Эта норма нарушает конституционный принцип равенства, поощряя одних потребителей неэкономно расходовать тепло за счет других, что ведет к росту потребления тепловой энергии и к ее перепроизводству.

Правительству РФ надлежит предусмотреть для домов с индивидуальным тепловым пунктом порядок определения платы за отопление с учетом показаний как общедомового, так и индивидуальных приборов учета. Дело заявительницы не может быть пересмотрено по объективным причинам, но она имеет право на компенсацию.

Постановление Конституционного Суда РФ от 01 июня 2021 г. № 25-П
«По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части шестой статьи 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.М. Глазова».

Конституционный Суд РФ подтвердил, что кредитор вправе восстановить срок подачи кассационной жалобы в том случае если узнал об обжалуемом судебном постановлении, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, по истечении одного года с момента вступления указанного постановления в силу.

Заявитель по настоящему делу гражданин С.М. Глазов является кредитором физического лица – гражданина Ч., в отношении которого 8 апреля 2019 года возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) и 20 сентября 2019 года введена процедура реструктуризации долгов.

С.М. Глазов утверждает, что узнал о нарушении своих прав и законных интересов с момента принятия к рассмотрению судом его требования о включении в реестр требований кредиторов в рамках дела о банкротстве должника 13 ноября 2019 года и сразу – 15 ноября 2019 года – обратился в суд с заявлением о восстановлении срока подачи кассационной жалобы на названное апелляционное определение. Однако суд отказал гражданину в восстановлении его права.

По мнению С.М. Глазова, положения абзаца второго части шестой статьи 112 ГПК РФ не соответствуют Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46, 47 (часть 1), 118 (часть 2) и 123 (часть 3), в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют суду общей юрисдикции отказать конкурсному кредитору в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы лишь по причине истечения годичного срока после вступления в силу обжалуемого судебного постановления, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, без выяснения момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о нарушении его прав и законных интересов обжалуемым судебным постановлением.

Конституционный суд РФ указал, что оспариваемое положение не противоречит Конституции РФ, поскольку не препятствует удовлетворению ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы на судебное постановление, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, в случае, когда подавший соответствующее ходатайство конкурсный кредитор узнал об обжалуемом судебном постановлении по истечении одного года с момента его вступления в силу. Правоприменительные решения по заявлению гражданина С.М. Глазова подлежат пересмотру в установленном порядке.

Постановление Конституционного Суда РФ от 03 июня 2021 г. № 26-П
«По делу о проверке конституционности части третьей статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Е.К. Сергеевой».

Конституционный Суд РФ указал, что увольнение руководителя выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации по сокращению штата допускается только после вступления в силу решения суда по иску работодателя о признании решения вышестоящего профсоюза необоснованным.

Жительница Санкт-Петербурга Е.К. Сергеева работала на заводе Лентеплоприбор начальником бюро отдела технического контроля и была также председателем профкома заводской профсоюзной организации. В 2019 году она попала под сокращение штата, но вышестоящая профсоюзная организация не дала согласие на ее увольнение. Несмотря на это, работодатель издал приказ об увольнении и обратился в суд с заявлением о признании необоснованными решений профсоюза. Суды с ним согласились, а также отклонили иски Е.К. Сергеевой о восстановлении на работе.

Как полагает Е.К. Сергеева, примененная судами в ее конкретном деле часть третья статьи 374 Трудового кодекса РФ противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 37 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3), 75 (часть 5) и 751 Конституции РФ в той мере, в какой данное законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет работодателю уволить руководителя выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, не освобожденного от основной работы, до признания судом необоснованным решения соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа о несогласии с увольнением такого работника, а судам – признавать необоснованным это решение с момента его принятия.

Конституционный Суд установил, что часть третья статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации не предполагает увольнения руководителя выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации без учета решения вышестоящего выборного профсоюзного органа о несогласии с таким увольнением до момента вступления в законную силу вынесенного на основании заявления работодателя решения суда, которым указанное решение вышестоящего выборного профсоюзного органа признано необоснованным.

Ущемление свободы объединения профсоюзов недопустимо. И лица, осуществляющие профсоюзную деятельность, должны быть защищены от любых дискриминационных действий в области труда. Именно в суде представляются доказательства того, что отказ профсоюза в согласии на увольнение работника связан с преследованием его со стороны работодателя по причине его профсоюзной деятельности, т.е. фактически увольнение носит дискриминационный характер. Поэтому увольнение руководителя выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации по сокращению штата допускается только после вступления в силу решения суда по иску работодателя о признании решения вышестоящего профсоюза необоснованным.

Вместе с тем, если единственным основанием признания увольнения работника незаконным является лишь нарушение его процедуры, а решение профсоюза впоследствии признано необоснованным, то суд вправе ограничиться изменением даты увольнения и взысканием в пользу работника среднего заработка за этот период. Решения по делу Е.К. Сергеевой подлежат пересмотру.

Постановление Конституционного Суда РФ от 08 июня 2021 г. № 27-П
«По делу о проверке конституционности частей первой и восьмой статьи 74, части второй статьи 101 и пункта «в» части первой статьи 115 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.В. Яковлева».

Конституционный Суд РФ подтвердил возможность применения к осужденному строгих мер взыскания в период его нахождения
в лечебно-исправительном учреждении.

А.В. Яковлев осужден к лишению свободы и отбывал наказание в исправительной колонии в Свердловской области. Он болен туберкулезом, поэтому в январе 2018 года переведен в лечебно-исправительное учреждение системы ГУФСИН. Там во время обыска у него был обнаружен и изъят сотовый телефон. Также А.В. Яковлева признали злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания. Нарушителю режима назначили дисциплинарное взыскание – водворение в штрафной изолятор на 14 суток, но по состоянию здоровья осужденного не исполнили его, а перевели в стационарное туберкулезное отделение для содержания больных, отбывающих наказание в строгих условиях. С решением о виде наказания заявитель не согласен.

По мнению А.В. Яковлева, оспариваемые нормы противоречат статьям 19 (часть 1), 21 (часть 1) и 41 (часть 1) Конституции РФ в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой и официальным толкованием, позволяют в нарушение буквы закона, а именно пункта «в» части первой статьи 115 УИК Российской Федерации, водворять в штрафной изолятор больного осужденного, не содержащегося в исправительной колонии или тюрьме.

Конституционный Суд РФ указал, что помещение осужденных в лечебное исправительное учреждение не меняет их правового статуса как осужденных, а также не меняет вида режима исправительного учреждения, определенного приговором суда. Применение к осужденному мер взыскания в период его нахождения в лечебном учреждении правомерно. Иное истолкование закона приводило бы к отступлению от принципов уголовно-исполнительного законодательства и  вступало бы в противоречие со статьей 19 (часть 1) Конституции РФ.

При этом водворение в штрафной изолятор должно происходить после проведения медицинского осмотра осужденного и вынесения заключения о возможности или невозможности его нахождения в изоляторе.

Применение такого вида наказания в отношении осужденного, нуждающегося в оказании медицинской помощи в стационарных условиях, исключено. Что не препятствует признанию его злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

Дисциплинарное взыскание в отношении заявителя не было исполнено по медицинским показаниям. Закон применен в правильном конституционно – правовом истолковании. Оснований для пересмотра дела не имеется.

Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июня 2021 г. № 28-П
«По делу о проверке конституционности пункта 2 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.К. Михайлова».

Конституционный Суд РФ указал о недопустимости отказа гражданам в проверке законности решений следователей о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления

Гражданин Д.К. Михайлов, оспаривает конституционность пункта 2 части первой статьи 24 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» УПК Российской Федерации, который закрепляет основание для отказа в возбуждении уголовного дела или для его прекращения, как отсутствие в деянии состава преступления.

В отношении Д.К. Михайлова проводилась доследственная проверка, по результатам которой следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Но Д.К. Михайлов полагал, что отказать в возбуждении уголовного дела надо было из-за отсутствия события преступления, и обжаловал постановление в суде. Суд оставил жалобу без удовлетворения, отметив, что в порядке статьи 125 УПК РФ не вправе давать правовую оценку действиям лица, а также собранным материалам, а постановление следователя исследуется лишь с точки зрения соблюдения им процедуры доследственной проверки.

Правосудие должно обеспечивать эффективное восстановление в правах. Отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления возможен только при условии предварительного установления наличия и совершения конкретным лицом самого общественно опасного деяния, содержащего объективные признаки преступления. Законность и обоснованность выбора основания для отказа в возбуждении уголовного дела подлежат судебной проверке по жалобе заинтересованного лица. При этом судом должны быть учтены имеющиеся в материалах факты, обстоятельства, влияющих на выбор оснований для отказа в возбуждении уголовного дела, и позиции сторон. Иное приводило бы к подмене такого основания для отказа в возбуждении уголовного дела как «отсутствие события преступления», основанием «отсутствие состава преступления», которые не являются тождественными. Норма должна применяться с учетом данного истолкования. Решения по делу Д.К. Михайлова подлежат пересмотру. Не исключается право законодателя уточнить содержание понятия события преступления в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела.

Постановление Конституционного Суда РФ от 17 июня 2021 г. № 29-П
«По делу о проверке конституционности положений статей 106, 110 и 3892 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.А. Филиппова».

Конституционный Суд РФ уточнил механизм обжалования меры пресечения в виде залога.

Предприниматель С.А. Филиппов был обвинен в совершении мошенничества в особо крупном размере и фальсификации доказательств. Ему инкриминируют приобретение обманным путём прав на два земельных участка стоимостью свыше 48 млн. руб. – скандальная история, начавшаяся более 10 лет назад, о якобы имевшем место хищении земли в Балашихе у известной компании «Продукты от Палыча». В марте 2013 года в отношении С.А. Филиппова мера пресечения в виде заключения под стражу была заменена на залог в размере 15 млн. руб., а через месяц сумма снижена до 8 млн. руб. и внесена защитником заявителя. Неоднократные ходатайства об отмене или изменении залога оставлены без удовлетворения. Доводы о том, что в качестве залога были внесены заемные денежные средства и с апреля 2013 года выплачиваются проценты, размер которых превысил 15 млн. руб., не были приняты во внимание. С.А. Филиппов не согласен с тем, что мера пресечения в виде залога применяется без установления определенного срока ее действия и порядка ее продления, а также исключает на стадии рассмотрения уголовного дела по существу до вынесения итогового решения возможность обжалования в апелляционном порядке судебного решения, которым было отказано в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения в виде залога
(на более мягкую).

Лицо, права и законные интересы которого затронуты в ходе досудебного или судебного производства, в том числе залогодатель, вправе заявить ходатайство об отмене залога дознавателю, следователю либо в суд. Это ходатайство подлежит разрешению при отсутствии на момент его рассмотрения неисполненных обязательств (их нарушения) и удовлетворению, когда сохранение залога существенно затрагивает права залогодателя, а также ввиду существенного превышения ординарных сроков расследования или судебного разбирательства. При отмене залога возможно избрание другой меры пресечения, в рамках применения которой могут быть достигнуты ее цели. 

Исключение возможности обжалования постановления об отказе в удовлетворении ходатайства об отмене или изменении меры пресечения в виде залога ограничивало бы право на судебную защиту. Что применимо и к незамедлительному обжалованию промежуточного судебного решения, т.к. иное приводило бы к нарушению принципа юридического равенства. Однако оспариваемые нормы во взаимосвязи допускают обжалование судебных решений, связанных с продлением срока залога, лишь одновременно с обжалованием итогового судебного решения, исключая возможность их незамедлительного обжалования. В апелляционном порядке допускается незамедлительное обжалование решения суда об обращении залога в доход государства, но не промежуточных судебных решений об отказе в возвращении залога, отмены залога или изменении этой меры пресечения.

Невозможность обжалования в апелляционном порядке такого судебного решения, принятого в ходе рассмотрения уголовного дела до вынесения итогового решения, не соответствует Конституции РФ. Законодателю надлежит внести соответствующие изменения. Дело С. Филиппова подлежит пересмотру. 

29 июня 2021 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности статьи 3 ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей».

Конституционный Суд РФ признал право на материнский капитал за отцами, воспитывающими в браке детей, рожденных суррогатными матерями.

На основании решения Конаковского городского суда Тверской области в октябре 2019 года гражданин Т. был признан отцом двух девочек, рожденных от него суррогатной матерью. Дети получили свидетельства о рождении, в которых в графе «Отец» был указан Т., а в графе «Мать» поставлен прочерк. Зарегистрировав новорожденных, мужчина вступил в брак, и его супруга удочерила девочек. После этого она обратилась в пенсионный фонд за получением материнского капитала, но получила отказ. Тогда с аналогичным заявлением обратился сам Т. и тоже получил отказ, поскольку согласно оспариваемому закону он не относится к категориям граждан, наделенных правом на получение дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей.

Полагая полученный отказ незаконным, гражданин Т. обратился в Конаковский городской суд, который при рассмотрении дела пришел к выводу о наличии неопределенности и обратился с запросом в КС РФ.

По смыслу оспариваемой нормы, мужчины, воспитывающие детей, рожденных с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (в частности, суррогатного материнства), лишаются права на получение соответствующих мер господдержки. Это ставит таких отцов в неравное положение по сравнению с теми, кто является единственными усыновителями ребенка и наделен указанным правом, что также не согласуется с конституционно значимыми целями возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина.

Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Федеральный законодатель, обладая широкой свободой в выборе мер господдержки семей с детьми, предусмотрел приоритетное право женщин на получение материнского капитала с учетом особой роли женщины в обществе. Это обусловлено различиями в видах социального риска, которым подвержены мужчины и женщины, а также основаниями возникновения правоотношений по воспитанию детей и само по себе не противоречит Конституции РФ.

При определении круга лиц, имеющих право на получение материнского капитала, законодатель учитывал, что данная мера направлена на стимулирование рождаемости. При этом отдельные граждане, для которых биологическое материнство или отцовство исключается по медицинским показаниям, могут и желают стать родителями с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (в частности, суррогатного материнства). Признавая возможность рождения детей с помощью вспомогательных технологий, законодатель исходил из понимания брака как союза мужчины и женщины и оправданности обращения к суррогатному материнству таких супружеских пар. Законодатель гарантировал поддержку семьям с детьми, рожденными с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, на равных основаниях с прочими семьями, наделив правом на получение маткапитала женщину, записанную в свидетельстве о рождении матерью ребенка. Однако если в таких семьях изначально в качестве единственного родителя детей, рожденных суррогатной матерью, судом был признан их генетический отец, а затем, после вступления его в брак, дети были усыновлены его супругой, у этой женщины право на получение маткапитала не возникает, поскольку указанные дети приходятся ей пасынками или падчерицами. Соответственно, в таких семьях правом на получение маткапитала не наделены ни мужчина – отец детей, ни его супруга. В результате, заботясь о детях и их воспитании наравне с другими семьями, эти семьи необоснованно лишаются такого рода господдержки, что не соответствует Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование необходимые изменения.

Верховный Суд Российской Федерации

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2021 г. № 78-КГ20-75-К3.

Верховный суд РФ указал, что размер неустойки ограничивается размером страховой суммы, установленной Законом об ОСАГО, а не лимитом европротокола.

Суд отменил принятые ранее судебные акты в части дополнения решения районного суда указанием о взыскании неустойки и передал дело в указанной части на новое рассмотрение, поскольку такое дополнение фактически предусматривает иной порядок исчисления неустойки, что представляет собой изменение судебного акта, которое может быть произведено только вышестоящим судом, в рамках производства в суде кассационной инстанции.

Потерпевшая в ДТП оспорила размер страхового возмещения. На недоплаченную сумму она потребовала неустойку за каждый день просрочки. Поскольку ДТП было оформлено участниками без сотрудников полиции, суды ограничили размер неустойки лимитом ответственности по европротоколу (на момент ДТП - 50 тыс. руб.). Верховный Суд РФ с этим не согласился и направил дело на пересмотр.

Неустойка может быть ограничена не размером возмещения, а страховой суммой, установленной Законом об ОСАГО (при имущественном вреде - 400 тыс. руб.). Оформление европротокола влияет только на размер страхового возмещения применительно к конкретному страховому случаю, а не на страховую сумму и неустойку.

Более того, определив сначала неустойку исходя из страховой суммы, апелляция впоследствии под видом исправления арифметической ошибки уменьшила этот размер до лимита возмещения по европротоколу. По сути, суд изменил свое решение после его оглашения, что недопустимо.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ
от 9 апреля 2021 г. № 307-ЭС20-19764 по делу № А21-4354/2019.

Верховный суд РФ указал, что управляющая компания (УК) обязана содержать многоквартирный дом (МКД) в надлежащем состоянии и, в случае необходимости, восстанавливать необходимую документацию и оборудование за счет собственных средств.

Верховный Суд РФ отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку он оставил без внимания доводы истца об обязанности УК привести за период управления МКД документацию, технические средства и оборудование в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Новая УК потребовала от предыдущей передать техническую документацию на МКД и противопожарное оборудование или восстановить ее за свой счет. В иске было отказано. Суды указали, что УК передала все то, что получила от предыдущей компании, а больше у нее ничего нет. Перечень иных документов на общем собрании собственников не утверждался. Истец не доказал, что недостающие документы ранее передавались ответчику. Однако Верховный Суд РФ вернул дело на пересмотр.

У длительно управлявшей домом компании должны быть все предусмотренные законом документы и оборудование, связанные с управлением домом. Опровергнуть эту презумпцию должен именно ответчик, однако суды освободили его от такой обязанности. Принятие МКД в ненадлежащем состоянии и без необходимых документов не освобождает УК от надлежащего содержания дома, в том числе в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, технического регулирования, пожарной безопасности, защите прав потребителей. В этом случае документация и оборудование подлежат восстановлению за счет УК. Иное свидетельствует о ненадлежащем исполнении УК своих обязанностей.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2021 г. № 14-КГ21-3-К1.

Верховный суд РФ указал, что страховщик обязан уплатить неустойку за неисполнение обязательства в порядке и сроки, установленные Законом об ОСАГО, даже в том случае если своевременно исполнил решение финансового уполномоченного.

Страховая компания выдала гражданке направление на ремонт автомобиля только после ее обращения к финансовому уполномоченному. Но поскольку обязательство по ОСАГО исполнено с просрочкой, гражданка потребовала в суде неустойку. Суды двух инстанций удовлетворили иск, но кассация направила дело на пересмотр, указав, что страховщик освобождается от финансовых санкций, если он вовремя исполнил решение финансового уполномоченного. Однако Верховный Суд РФ заступился за истца и обязал кассацию пересмотреть свое решение.

Исполнение страховщиком решения финансового уполномоченного не освобождает его от уплаты неустойки за нарушение срока выплаты страхового возмещения по ОСАГО. В противном случае страховщик мог бы длительно до вынесения указанного решения уклоняться от исполнения обязательств без угрозы каких-либо санкций.

Верховный Суд РФ отменил кассационное определение и направил дело о взыскании неустойки и компенсации морального вреда на новое кассационное рассмотрение.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2021 г. № 16-КГ21-2-К4.

Факт наличия судебного спора в арбитражном суде и публичность данной информации, по мнению Верховного суда РФ, сами по себе не свидетельствуют о том, что приобретатель движимого имущества должен был знать о таких притязаниях.

Организация продала самоходный погрузчик. Договор купли-продажи был признан недействительным, но погрузчик уже был перепродан гражданину. Суды не признали его добросовестным приобретателем, так как гражданин должен был проверить то обстоятельство, что на момент спорной покупки в суде оспаривался первый договор купли-продажи погрузчика. Информация об этом была опубликована.

Верховный Суд РФ не согласился с таким выводом. Он указал, что на дату заключения ответчиком договора купли-продажи погрузчик состоял на государственном учете, его собственником числился продавец. При этом не имеется каких-либо доказательств того, что в отношении спорного имущества арбитражным судом были приняты обеспечительные меры в виде запрета на совершение регистрационных действий, а также того, что ответчик был осведомлен о наличии притязаний на него со стороны третьих лиц. Факт наличия судебного спора в арбитражном суде и публичность данной информации, по мнению Верховного Суда РФ, сами по себе не свидетельствуют о том, что приобретатель должен был знать о таких притязаниях. Иное означало бы возложение на покупателя как физическое лицо чрезмерного объема доказывания своей осмотрительности при заключении договора купли-продажи. Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13 апреля 2021 г. № 29-КГ21-1-К1.

Верховный Суд РФ обязал выяснять какие именно действия со стороны нотариуса являются услугами технического и правового характера из существа конкретного нотариального действия.

Гражданин не согласился оплачивать, помимо нотариального тарифа, также услуги правового и технического характера. Он сам сделал копии документов, которые требовалось заверить. Но нотариус отказал ему в нотариальном действии. Суд первой инстанции не согласился с этим, поскольку нотариус не обосновал, какие именно услуги были необходимы. Но последующие инстанции встали на сторону нотариуса. Однако Верховный Суд РФ отменил их решения и направил дело на пересмотр.

Совершение отдельных нотариальных действий не всегда требует от нотариуса правового анализа, консультирования, изготовления документов. Суды же ограничились лишь формальным подходом, сочтя спорные услуги неотъемлемой частью нотариального действия.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ
от 19 апреля 2021 г. № 305-ЭС20-23028 по делу № А40-54774/2020.

Верховный Суд РФ передал дело на новое рассмотрение в части взыскания процентов, поскольку суд не рассмотрел вопрос о наличии у ответчика права на освобождение его от гражданско-правовой ответственности за просрочку исполнения денежных обязательств по день окончания моратория на возбуждение дел о банкротстве.

В связи с пандемией действовал девятимесячный мораторий на возбуждение дел о банкротстве. В числе прочего он предусматривал неначисление санкций за просрочку в исполнении обязательств для организаций, занятых в наиболее пострадавших отраслях экономики, хотя и не находящихся на грани банкротства. При этом запрет не распространялся на тех, чья деятельность не имеет негативных последствий от пандемии. Но суд округа отказал авиаперевозчику в освобождении от финансовых санкций, указав, что основной период просрочки возник у ответчика до банкротного моратория. Однако Верховный Суд РФ вернул дело на пересмотр.

Ответчик по коду деятельности относится к наиболее пострадавшим организациям, а значит, на него распространяется действие моратория, независимо от причин просрочки и нахождения на грани банкротства. Но при этом суду предстоит проверить доводы истца о недобросовестном поведении ответчика, деятельность которого на самом деле не пострадала от пандемии.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ
от 20 апреля 2021 г. № 307-ЭС19-23438 (8) по делу № А56-30027/2018.

Верховный Суд РФ оставил без изменения судебные акты об отказе в признании требования истца, включенного в четвертую очередь реестра требований кредиторов, обеспеченным залогом имущества должника, поскольку договор участия в долевом строительстве с кредитором не заключался.

Гражданин заключил с застройщиком договор купли-продажи будущего недвижимого имущества, но позднее продавец обанкротился. Требования гражданина о возврате предоплаты включены в реестр кредиторов, но ему было отказано в признании этого требования обеспеченным залогом имущества должника, так как договор долевого участия не заключался. Окружной суд счел, что обязательство застройщика по возврату предоплаты обеспечено залогом недвижимости в силу закона. Но Верховный Суд РФ оставил в силе акты первых двух инстанций.

К требованию гражданина не применяется Закон об участии в долевом строительстве, поскольку договор не был зарегистрирован. Он считается заключенным только с момента такой регистрации. Это необходимое условие возникновения у дольщика залога в отношении объекта строительства.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 20 апреля 2021 г. № 78-КГ21-12-К3.

Верховный Суд РФ отменил апелляционное и кассационное определения и направил дело о защите прав потребителя на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку он не указал, в чём выразилось нарушение правил клуба истицей, а также не установил, распространяла ли она ложные сведения, порочащие деловую репутацию ответчика, его членов и сотрудников в социальных сетях, СМИ, государственных органах и учреждениях либо необоснованно критиковала деятельность ответчика и его сотрудников.

Клиентка пригрозила фитнес-клубу жалобой в налоговый орган из-за проблем с выдачей кассового чека. Клуб расторг с ней договор в одностороннем порядке за нарушение правил клуба, а именно запрета распространять ложные сведения, порочащие деловую репутацию клуба, необоснованно критиковать деятельность клуба и его сотрудников. Оспорить расторжение договора клиентка не смогла. Суды не признали договор публичным, так как он заключается не с каждым потребителем, а только с теми, кто не имеет противопоказаний к спорту. Однако Верховный Суд РФ с этим не согласился и направил дело на пересмотр.

Спорный договор соответствует условиям публичного. Он заключен лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность в сфере оказания услуг населению. Требование не иметь противопоказаний свидетельствует о том, что клуб обязан заключить договор с каждым, кто соответствует этому критерию. Односторонний отказ от публичного договора возможен только при нарушениях со стороны потребителя. Однако суд не указал, в чем выразилось нарушение, и не установил факты распространения клиенткой порочащих сведений и необоснованной критики клуба.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ
от 21 апреля 2021 г. № 309-ЭС19-22790 по делу № А07-32699/2018.

Верховный Суд РФ передал дело о взыскании судебной неустойки за неисполнение решения суда для рассмотрения в суд первой инстанции, поскольку суд вправе по требованию заявителя присудить денежную сумму, подлежащую взысканию с государственного органа или органа местного самоуправления (ответчика), на случай неисполнения им судебного акта, обязывающего совершить определенные действия, связанные с передачей и оформлением прав заявителя (истца) на земельный участок.

Истцу было отказано во взыскании с управления Росимущества судебной неустойки за период неисполнения решения суда об обязании госоргана заключить с истцом договор купли-продажи земельного участка. Суды исходили из того, что спор возник в сфере публично-правовых отношений, в то время как судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей. Верховный Суд РФ с этим не согласился и направил дело на пересмотр.

Закон не содержит исключений относительно права истца требовать неустойку за каждый день просрочки, если госорган не исполняет решение, обязывающее его совершить определенные действия, связанные с передачей и оформлением прав заявителя на земельный участок.

Решение Верховного Суда РФ от 23 апреля 2021 г. № АКПИ21-129.

Платеж за обращение с твердыми коммунальными отходами (ТКО) нужно платить и за ту квартиру, в которой никто не живет и даже не прописан.

Верховный Суд РФ отказал в признании недействующими пунктов 93 и 148.44 Правил предоставления коммунальных услуг собственниками и пользователями помещений в многоквартирных домах и жилых домов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 06.05.2011 № 354 (далее – Правила).

Законность спорных пунктов Правил интересовала административного истца в той мере, в которой они не разрешают мусорному оператору пересчитывать (точнее, вовсе не начислять) плату за коммунальную услугу по обращению с ТКО собственнику помещения, которым собственник владеет, но не пользуется, – и сам не проживает, и внаем не сдает. В таком случае, по мнению административного истца, плата за услугу начисляется, хотя сама услуга фактически не потребляется.

Суды пришли к выводу, что непроживание собственника в жилом помещении, принадлежащем ему на праве собственности, не является основанием для освобождения от внесения оплаты за жилое помещение и коммунальные услуги.

Верховный Суд РФ не счел возможным признать спорные пункты Правил недействительными по следующим основаниям:

- Правила изданы в пределах полномочий Правительства РФ и надлежащим образом опубликованы, являются ясными и определенными;

- соответствуют нормам жилищного законодательства, законодательства в области обращения с отходами и не нарушают прав административного истца как собственника, поскольку в силу ч. 5 ст. 30 ЖК РФ собственник жилого дома обязан обеспечивать обращение с ТКО путем заключения договора с региональным оператором;

- при этом ч. 11 ст. 155 ЖК РФ предусматривает, что неиспользование собственниками, нанимателями и иными лицами помещений не является основанием невнесения платы за жилое помещение и коммунальные услуги. При временном отсутствии граждан внесение платы за отдельные виды коммунальных услуг, рассчитываемой исходя из нормативов потребления, осуществляется с учетом перерасчета платежей за период временного отсутствия граждан в порядке и в случаях, которые утверждаются Правительством РФ;

- какого-либо иного НПА, имеющего большую юридическую силу, который бы определял порядок перерасчета размера платы за коммунальную услугу по обращению с ТКО, не имеется.

Однако Истец вправе обратиться в Конституционный Суд РФ, поскольку налицо ситуация, когда две категории потребителей – временно отсутствующие в месте проживания, с одной стороны, – и никогда там не появляющиеся (постоянно отсутствующие), с другой стороны, – имеют разный объем прав и обязанностей, причем различие их положения не имеет объективного и разумного оправдания, а Верховный Суд РФ не нашел причин это признать.

Определение Верховного Суда РФ от 19.04.2021 № 303-ЭС20-23313.

Верховный суд РФ разъяснил, когда управляющая компания может прекратить обслуживать многоквартирный дом.

Управляющая компания решила не продлевать договор и заявила об исключении обслуживаемого дома из реестра лицензий.

Жилищная инспекция потребовала продолжать обслуживать дом до тех пор, пока им не начнет управлять новая компания. Суды поддержали административный орган.

Верховный суд РФ с такой позицией не согласился. Нужно различать прекращение управления домом по вине УК или в силу ее банкротства
и из-за истечения срока договора. В последнем случае компания должна обслуживать дом до момента его исключения из реестра лицензий. Кроме того, было отмечено:

- при прекращении договора инициатор обязан уведомить об этом другую сторону, инспекцию и муниципалитет;

- у муниципалитета есть возможность назначить «временную» управляющую организацию.

Дело направлено на новое рассмотрение.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 2021 г. № 6 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, связанных с неуплатой средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»

Верховный Суд РФ разъяснил вопросы, возникающие при рассмотрении дел об административных правонарушениях, связанных с неуплатой средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей.

Для привлечения к административной ответственности по ст. 5.35.1 КоАП РФ период неуплаты алиментов должен составлять не менее 2 месяцев подряд в рамках возбужденного исполнительного производства.

Среди уважительных причин для неуплаты названы болезнь, призыв в армию, задержка или ошибка банка, невыплата зарплаты и непреодолимая сила. В этот список не включается факт совместного проживания плательщика и получателя алиментов, а также отбывание наказания в местах лишения свободы. При этом судам нужно разобраться, привлекался ли осужденный к оплачиваемому труду и не уклонялся ли от него. Перечень уважительных причин не является исчерпывающим. Судьи должны оценивать материальное и семейное положение должника, приводить мотивы признания тех или иных причин уважительными или неуважительными.

Сумму назначенных алиментов можно оспорить, но само по себе несогласие с ней не причина для отказа платить.

Наказаны могут быть и те, кто платит алименты не полностью.

Совершеннолетие ребенка – получателя алиментов, его вступление в брак, эмансипация или усыновление не повод прекращать производство, если долг образовался за предшествующий период.

Если должнику присудили платить алименты сразу нескольким родственникам, то неисполнение обязанности по каждому – основание для нескольких наказаний за каждую просрочку.

Поскольку наказанием могут быть обязательные работы или арест, дело рассматривается с участием должника. Получатель алиментов считается потерпевшим.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ
от 29 апреля 2021 г. № 307-ЭС20-22954 по делу № А26-8852/2019.

Верховный Суд РФ определил, что конкурсный управляющий вправе обратиться к суду за содействием в получении сведений.

Заявление конкурсного управляющего обществом об истребовании в Управлении актов гражданского состояния сведения о родственниках, свойственниках подлежит удовлетворению, поскольку лица, контролировавшие должника, возражая по ходатайству управляющего, не могли ограничиться лишь ссылками на то, что испрашиваемые сведения относятся к сфере их личной и семейной жизни, так как заявление управляющего обосновано необходимостью защиты другой конституционно значимой ценности – права собственности иных лиц.

Конкурсный управляющий просил суд истребовать сведения о родственниках контролирующих лиц должника, чтобы выявить весь круг заинтересованных лиц с целью оспаривания их сделок с должником и обнаружения его имущества. Суды отказали ему, так как он, по их мнению, не обосновал возможности такого оспаривания или истребования имущества. Но Верховный Суд РФ отменил судебные акты.

Супруги, родители, дети, сестры и братья контролирующих лиц признаются заинтересованными по отношению к должнику лицами. Арбитражный управляющий вправе собирать сведения о них для исполнения своих обязанностей. Но он не входит в число тех, кому органы ЗАГС обязаны дать информацию. Поэтому он может обратиться к суду за содействием в их получении. Контролирующие лица не могут ссылаться на то, что сведения относятся к их личной и семейной жизни. Они должны указать конкретные причины, по которым суд должен отказать в их истребовании, что в рассматриваемом случае не было сделано.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25.05.2021 № 20-КГ21-4-К5.

Верховный Суд РФ разъяснил необходимость получения нотариального согласия от одного из супругов при распоряжении общим имуществом супругов.

Зумрут Курбанова из Дагестана потребовала признать недействительным залог участка и дома в пользу АО «Россельхозбанк». Она утверждает, что сделку ее супруг Гаджикурбан Курбанов совершил без ее ведома и согласия. Они в браке с 1984 года, участок и дом был зарегистрирован на имя супруга в 2007 году.
В 2018 году Зумрут Курбанова узнала, что на это имущество банк обратил взыскание по кредиту мужа.

Первая инстанция поддержала заявительницу — экспертиза подтвердила, что в нотариально заверенном согласии подпись Зумрут Курбановой подделана. Апелляция и кассация встали на сторону ответчиков. По их мнению, нет оснований считать, что банку было известно о фальсификации подписи. Суды при этом сослались п. 3 ст. 253 Гражданского кодекса (ГК). Она требует доказать, что сторона в сделке по распоряжению общим имуществом, совершенной участников сделки без необходимых на это полномочий, знала или заведомо должна была знать об этом.

Верховный Суд РФ с апелляцией и кассацией не согласился. Суд напомнил, что правила ст. 253 ГК применяются, если для отдельных видов совместной собственности не установлено иное в самом ГК или других законах. В данном споре речь идет о совместной собственности супругов, значит, применяются правила
ст. 35 Семейного кодекса о владении, пользовании и распоряжении общим имуществом супругов. Статья требует нотариального согласия другого супруга. Его отсутствие — безусловное основание для признания недействительной сделки по распоряжению общим имуществом. Неважно, что контрагент по сделке мог добросовестно не знать, что согласие отсутствует. Знание об отсутствии согласия не является условием для признания сделки недействительной. Значит, доказывать, что банк не знал о фальсификации, не надо. Достаточно того, что установлен факт подделки подписи, полагает Верховный Суд РФ.

Дело направлено на пересмотр в апелляцию.

Обзор практики рассмотрения в 2020 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 02.06.2021).

Верховный Суд РФ подготовил обзор по обобщению судебной практики рассмотрения судами в 2020 году дел об усыновлении детей – граждан Российской Федерации иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации (далее – международное усыновление, усыновление).

В частности, в обзор вошли следующие позиции Верховного Суда РФ:

  • - в 2020 году количество дел данной категории по сравнению с 2019 годом уменьшилось на 79 % (в 2019 году – 203 дела, в 2020 году – 42 дела), что было связано в том числе с распространением на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и принятием на федеральном и региональном уровнях мер по противодействию ее распространению, прекращением с марта 2020 года международного авиасообщения;
  • - наибольшее количество дел о международном усыновлении
    с вынесением решения в 2020 году рассмотрено Кемеровским областным судом
    (5 дел), Московским областным судом (5 дел) и Пермским краевым судом (4 дела);
  • - чаще всего в 2020 году российских детей усыновляли граждане Италии (28% дел, рассмотренных с удовлетворением заявления), граждане Германии (14 %) и Франции (14 %);
  • - заявления оставались без движения при отсутствии медицинского заключения о состоянии здоровья усыновителя, справки с места работы о занимаемой должности и заработной плате либо копии декларации о доходах или иного документа о доходах усыновителя, документа о постановке на учет гражданина в качестве кандидата в усыновители, справки об отсутствии судимости и других документов;
  • - в 2020 году имели место многочисленные случаи приостановления производства по делу, которые были обусловлены мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции (COVID-19);
  • - по ряду дел суды прекращали производство по делу в связи с отказом заявителей от заявления об усыновлении;
  • - по большинству рассмотренных в 2020 году дел о международном усыновлении усыновителями являлись супруги, по ряду дел дети усыновлялись отчимом или мачехой либо лицом, являющимся родственником ребенка;
  • - родственники в большинстве случаев оформляли письменные заявления об отказе принять ребенка на воспитание в семью с указанием следующих причин отказа: тяжелое материальное положение, вызванное отсутствием постоянной работы, неудовлетворительные жилищные условия, преклонный возраст, состояние здоровья (родственника ребенка и/или усыновляемого ребенка), отсутствие родственных чувств к ребенку;
  • - в 2020 году, как и в предыдущие годы, все дела об усыновлении ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет, были рассмотрены с участием ребенка;
  • - во всех случаях дети, достигшие возраста десяти лет, опрашивались в судебном заседании в присутствии воспитателя или социального педагога детского учреждения, где воспитывался ребенок;
  • - если суд приходил к выводу о том, что дети до 10 лет в силу своего развития могут сформулировать свои взгляды по вопросам их усыновления, то такие несовершеннолетние также опрашивались в судебном заседании;
  • - по ряду дел заявители усыновляли двух и более детей, являющихся братьями и сестрами;
  • - суды при рассмотрении заявления об усыновлении ребенка, имеющего братьев и сестер, также оставшихся без попечения родителей, в отношении которых вопрос об усыновлении заявителями не ставился, проверяли, имеются ли у усыновляемого ребенка несовершеннолетние братья и сестры (как полнородные, так и не полнородные) и знают ли о них усыновители;
  • - при рассмотрении дел об усыновлении судами во всех случаях исследовался вопрос о владении усыновителями, являющимися иностранными гражданами, русским языком;
  • - суд выяснял, как усыновители планируют преодолевать языковой барьер с учетом возраста ребенка и периода, необходимого для его адаптации.

Обзор судебной практики по спорам, связанным с возведением зданий и сооружений в охранных зонах трубопроводов и в границах минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 июня 2021 г.).

Верховный Суд РФ подготовил Обзор по обобщению судебной практики по спорам, связанным с возведением зданий и сооружений в охранных зонах трубопроводов и в границах минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов.

В частности, в обзор включено 13 правовых позиций, среди которых указаны следующие выводы Верховного Суда РФ:

  • до дня установления зоны минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов строительство, реконструкция зданий, сооружений в границах минимальных расстояний до указанных трубопроводов допускается только по согласованию с организацией – собственником трубопровода или уполномоченной им организацией;
  • не является самовольной постройка, возведенная в охранной зоне трубопровода или в пределах минимальных расстояний до магистрального или промышленного трубопровода, если лицо не знало и не могло знать о действии ограничений в использовании земельного участка, в частности, если не был обеспечен публичный доступ к сведениям о зоне с особыми условиями использования территории и о границах такой зоны;
  • объекты недвижимости, находящиеся в границах минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов, сведения о которых не внесены в ЕГРН, сносу не подлежат;
  • не подлежат сносу объекты, расположенные в границах минимальных расстояний до магистральных и промышленных трубопроводов, сведения о которых внесены в ЕГРН, если применительно к зданиям, сооружениям, объектам незавершенного строительства, расположенным в таких границах, или к указанным трубопроводам реализованы технические или технологические решения, в результате которых отсутствует угроза жизни и здоровью граждан и (или) безопасной эксплуатации трубопроводов;
  • не подлежат сносу объекты, расположенные в границах минимальных расстояний до магистральных и промышленных трубопроводов, сведения о которых внесены в ЕГРН, если возможно приведение этих объектов в соответствие с ограничениями использования участка;
  • снос зданий, сооружений, объектов незавершенного строительства (за исключением самовольных построек), расположенных в границах минимальных расстояний до магистрального или промышленного трубопровода, сведения о которых внесены в ЕГРН после возведения таких объектов недвижимости, возможен только при условии предварительного возмещения;
  • оснований для возмещения убытков, причиненных сносом здания, сооружения или другого строения, не имеется, если застройщик знал или должен был знать о недопустимости возведения спорного объекта на земельном участке.

Обзор подготовлен аппаратом Уполномоченного по правам человека в Московской области с использованием официального сайта Конституционного Суда РФ, официального сайта Верховного Суда РФ и информационно-правовых систем «Гарант», «Консультант+».