Меню

Жительница Дзержинского Елизавета Червякова о работе в «красной зоне»

4 февраля в 15:20 Просмотров: 14

Елизавета Червякова выбрала очень непростую для себя дорогу помощи коллегам из Московской больницы, где борются с главным проклятием 21 века — коронавирусом. На неопределённый срок ей пришлось покинуть свой родной город Дзержинский и отказаться от общения с близкими, соблюдая все меры предосторожности.

— Лиза, расскажи, где ты работаешь и учишься?

— Я работаю в клиническом центре COVID-19 при медицинском университете им. А.И. Евдокимова, в должности палатной медсестры. Там же прохожу обучение. 

— Как ты решилась пойти работать в «красную зону»?

— В это нелёгкое время наш университет решил открыть клинику под «красную зону», и так получилось, что я попала волонтером в центр, где мы с ребятами делали уборку от строительной пыли и готовили клинику к приему пациентов. В тот момент я уже знала, что буду там работать. Загорелась этим желанием еще в начале пандемии, но была лишь на третьем курсе, а чтобы быть медсестрой, нужно было его закончить и пройти специальное обучение. Поэтому, будучи волонтером, параллельно училась и сдавала экзамены в РУДН, чтобы пройти спецподготовку на медицинском факультете. Так что слово «решилась» не очень подходит, я хотела. 

— Тяжело было принять такое решение? 

Тяжело было изменить свой привычный образ жизни. Соблюдая меры предосторожности, мне пришлось уехать от семьи в Новокосино, в гостиницу. 

— Расскажи, как проходит твой рабочий день?

— Все начинается в шесть утра. Я собираюсь, кушаю и выезжаю на работу, куда нас отвозит специальный транспорт. 
Уже в самой клинике переодеваюсь и иду в шлюз (это такое место, где все, кто причастен к «красной зоне», готовятся к смене). В шлюзе я надеваю одноразовый хирургический костюм, сверху комбинезон, далее высокие бахилы, маску-респиратор, очки, две пары перчаток и заканчиваются сборы надеванием капюшона. Дальше сотрудники расходятся по своим отделениям. Я работаю в терапевтическом, где лечатся пациенты с легким и тяжелым течениями заболевания. Принимаю смену и начинаю свою работу. Обычно в отделении на две медсестры 45-50 пациентов. 
Перед началом измеряем у некоторых пациентов уровень сахара в крови, много пожилых людей с сахарным диабетом. И при высоком уровне сахара им необходимо сделать укол инсулина перед едой.  
Дальше обход. У всех есть назначения врачей, где почти каждому пациенту назначены по три-четыре укола два-три раза в день. Помимо этого принимаем новых пациентов. После обхода формируем таблетницы с препаратами для больных. И так до конца дня. 

В 16.00 наступает перерыв. По очереди мы выходим в «зелёную зону», чтобы покушать. Минут 30 уходит только на то, чтобы снять защитные костюмы (сизы) и сходить в душ. По возвращению, снова сахар, уколы, раздача ужина. После ужина — двойной обход. Первый с уколами, а второй — измерение физикальных данных. У каждого пациента мы измеряем давление, пульс, температуру и оксигенацию (уровень содержания кислорода в крови), параллельно проверяя аппараты Бобровского или по-русски кислород, которым дышат больные. Пациентов много, а нас мало, поэтому часа три уходит точно. И вот уже где-то в 22.00 мы снова немного отдыхаем, снимая и надевая сизы. 
Ночь – особенное время. Борясь со сном, мы следим, чтобы спали пациенты и чувствовали себя хорошо. Параллельно заполняем журналы назначений для следующей смены, смотрим плановые анализы на утро, чтобы все подготовить, ничего не забыть. А в пять утра у нас снова физикальный обход. Закончив его, готовимся к передаче смены в 8.30. Передаём ее, обязательно соблюдая все правила безопасности и обратно в гостиницу. Примерно так проходят мои сутки, но каждая смена разная, где-то больше времени отдохнуть, а где-то наоборот, даже не присесть. 

— Некоторые врачи называют эту работу настоящим «адреналиновым всплеском». В чем он заключается?

— Ты никогда не знаешь, что может случиться. У кого-то кровотечение, кто-то задыхается и так далее. Приходится заниматься сопровождением врачей, бегать по отделению, в реанимацию, снимать данные ЭКГ и быстро принимать экстренные решения. 

— Какой случай за время работы в больнице произвел на тебя самое сильное впечатление? 

— Самое большой впечатление — это потери. Ещё на прошлой смене ты кормишь из ложечки бабушку в тяжелом состоянии, а на следующей — узнаешь печальные новости. Я понимаю, что в такое время, ещё и с такой профессией подобных ситуаций не избежать, но переживать их морально тяжело. 

— Сколько лечится среднестатистический ковидный пациент?

— Лечатся все по-разному. Все зависит от возраста, иммунитета и хронических заболеваний. В основном от двух недель до одного месяца. 

— Какие отношения на протяжении лечения выстраиваются между пациентом и врачом?

— Очень многие пациенты безумно переживают, попадая в отделение, но мы стараемся их регулярно подбадривать. Например, простая фраза «как хорошо вы сегодня выглядите» вызывает улыбку на лице, рассказываем про хорошие показатели, шутим и смеемся. Как бы тяжело не было, всегда нужно поддерживать хорошее настроение и не падать духом. 

И знаете, самое лучшее, что может быть в этой работе, — видеть счастливые лица выписавшихся пациентов. Их глаза полны счастья и благодарности — это лучшее, что случается здесь с нами. Так же в мои смены нам передают вкусности в виде фруктов и шоколадок, кто-то даже плов ещё горячий привозит! На палатах пишут слова благодарности и перечисляют каждого сотрудника поимённо (показывает фотографию). Это прекраснее всех похвал, знать, что ты помог. 

— Чем ты занимаешься в свободное время? 

— Свободное время? Такого у меня нет. Помимо работы я ещё учусь на врача. Сейчас на четвертом курсе лечебного факультета МГМСУ им. А.И. Евдокимова, сдаю экзамены. 

Так же преподаю танцы в университете, ведь большую часть своей жизни, 18 лет, танцевала в Театре танца «Браво», была солисткой. 

Но это не все. Я активный участник в жизни университета, являюсь донором крови и моя следующая цель — стать почетным донором России. А ещё пою, стихи читаю и шью костюмы. 

— Как близкие и друзья отнеслись к тому, что ты покинула город и решилась работать в «красной зоне»?

— Родные и друзья не особо хотели, чтобы я подвергала риску свое здоровье, даже многие отговаривали. «Зачем тебе это нужно?», — спрашивали они. Сейчас я уже три месяца нахожусь в «красной зоне» и вижу, как мной гордятся и это до слез приятно. Это доказывает, что я сделала правильный выбор и ни разу об этом не пожалела. 

— Поделишься с нами планами на ближайшее будущее? И когда ты планируешь вернуться в Дзержинский?

— Скажу просто, что планов много и они точно будут реализованы! Активно готовлюсь к тому, чтобы, наконец, приехать ко всем, кого так давно не видела, регулярно сдаю все анализы и мазки. Результаты отрицательны, значит, совсем скоро буду дома. 

Анастасия МУХИНА